На главную страницу сайта
(495) 363 35 12

Карелия Все туры Коттеджи Алтай
Туры в Карелию Туры по России Горный Алтай Подмосковье Селигер Горные лыжи Отдых на море
Deutsche VersionEnglish VersionБългарска версияWersja Polska

Thursday, 22 February 2024
Туры в Москву
Туры в Москву
Туристские хиты
ТОП 10
Кремль
Монастыри
Музеи
Памятники
Парки
Площади
Театры
Улицы
Усадьбы
Церкви
Спорт
Туризм
Архитектура
Отели
Рестораны
Туры и экскурсии
Хостели
Музеи
Палаты стрельцов
Ретро автомобилей
Остальные
Культура
Выставки



Усадьба Демидовых

Москва > Усадьбы Москвы > Усадьба Демидовых в Москве

Усадьба Демидовых

Прошлое живет в настоящем и всегда заставляет думать о будущем. Опыт создания московских городских усадеб XVII-XIX веков оказывал и, вероятно, будет оказывать свое влияние на мастеров ландшафтного искусства. Даже если и не сохранились те сады и парки, а об их красоте свидетельствуют лишь пожелтевшие листы архивных документов, старинные гравюры и воспоминания восхищенных современников.

Москва середины XVIII века описывается современниками как город «деревенский» и, по преимуществу, «барский деревенский». «Обыкновенно каждый дворянин, писала Екатерина II, имеет в городе не дом, а маленькое имение». «Немецкая же слобода в отношении остальной Москвы была некоторого рода Петербургом, новою столицею, где около императорской резиденции на Яузе сосредоточилось все знатное и богатое, все владеющее и управляющее, все просвещенное и цивилизованное… в Немецкой слободе господствовала Европа, притягивая к себе всю новую общественность Москвы», писал историк И.Е. Забелин.

В этой-то «престижной» части города, на Гороховой улице, и было большое имение «Слободской дом» Никиты Акинфиевича Демидова владельца Нижне-Тагильских заводов, почетного члена Вольного Экономического Общества и Академии художеств, мецената, сделавшего большие пожертвования Московскому университету.

Н.А. Демидов владел имением, вероятно, с 1744 года, а в 60-х начинает строительные работы, продолжавшиеся более 10 лет. На «Плане части города Москвы, лежащий при Головинском дворце» можно видеть планировку усадьбы «Слободской дом».

Усадьба имела площадь 11,5 га, из которых около 10 га приходилось на усадебный сад, террасами спускающийся к реке Яуза. Центром композиции усадьбы был каменный господский дом, целый дворец (длина фасада 93,7 м), возвышающийся благодаря своему положению над всей территорией. Своеобразна постановка дома на рельефе. Он построен на перепаде первой и второй террас так, что со стороны улицы был одноэтажным, а со стороны сада имел два этажа. Дом был построен в 70-х годах XVIII века под руководством Ф.С. Аргунова, а после его смерти работы продолжил скульптор Х. Юст. Дом Н.А. Демидова был одним из красивейших домов Москвы XVIII века, и М.Ф. Казаков, составляя свои архитектурные альбомы, внес его в «Альбом партикулярных строений».

С правой стороны к дому примыкал каменный корпус, занимаемый театром, в котором играли крепостные актеры Демидова и содержался оркестр роговой музыки. В усадьбе имелось еще несколько строений: контора, людские покои, кухня, конюшня, оранжереи. Оранжереи являлись главной гордостью усадьбы «Слободской дом». Самая большая оранжерея (длина 68,2 м, ширина 9,6 м), называемая «Оранжевой», находилась с левой стороны господского дома на уступе второй террасы. Со стороны сада за оранжереей, на третьей террасе, вероятнее всего, находился садик, где на лето выставлялись оранжерейные деревья в кадках. Всего же в усадьбе было семь оранжерей и три теплицы. В оранжереях усадьбы «Слободской дом» выращивались столь редкие растения, что очень многие специально приезжали полюбоваться ими. В 1779 году ими восхищался знаменитый русский агроном и популяризатор садово-паркового искусства А.Т. Болотов, а в 1800 году их изучал московский профессор ботаники Ф. Стефан. Демидовы не жалели денег на растения и выписывали их из Рима, Любека, Риги и других мест. О том, как приживались «иноземные» растения и проращивались присланные семена, докладывалось лично Демидовым.

В 1774 году в оранжереях было около девяти тысяч растений, среди них: самшиты, кедры, герани, цитрусовые, розаны, пальмы, много цветочных, пятнадцать видов алоэ, восемь видов фикусов, многочисленные плодовые, в том числе пять сортов ананасов, персики, абрикосы, арбузы, виноград и многое другое. Тиссы, лавры и самшиты стриглись шариками, «винтами», трех- и четырех угольными пирамидками. Однако, уже в 1803 году в оранжереях осталось немногим более трех тысяч растений, а в 1822 году их насчитывалось уже чуть более тысячи. Но еще в 1810 году Николай Никитич Демидов, сын Никиты Акинфиевича, мог похвастать, что в его оранжереях «есть пальмовые деревья, подобных коим нет во всей Европе».

Необходимо вспомнить тех людей, с помощью которых содержались великолепные оранжереи Демидовых. Это садовник Андриас Фогт (в России его называли Андрей Иванович), садовый мастер Иоганн Готфрид Пренер, садовник и архитектор Андрей Гаврилович Ткачев, садовники Алексей Узянов, а также Михайла и Козьма Ивановы.

Закладка регулярного сада началась одновременно со строительством дворца. Вначале садом занимался А. Фогт (он, вероятно, и был автором проекта), а затем крепостной Демидовых А.Г. Ткачев. Собственно усадебный сад располагался на последней третьей террасе. Его планировка была ограниченно связана с композицией господского дома. В саду было четыре искусственных пруда разной формы с фонтанами, имевших естественное питание от реки Ольховки (река Чечера). Сетка плана сада образовывалась перпендикулярно расположенными дорогами, две из которых, возможно, переходили в крытые аллеи (берсо) и завершались трельяжными беседками. Непосредственно к парковому фасаду дворца примыкали заниженные партеры буленгрины, за которыми возвышались боскеты с расположенными внутри них фонтанами. На нижней террасе сада находились такие парковые элементы, как грот (автор скульптор И. Юст), винтовая гора, «называемая Парнас с храмиком на деревянных колоннах». Лестницы, дом и сад были богато украшены многочисленными чугунными и мраморными статуями и вазами, сделанными по античным греческим, римским и египетским образцам.

После смерти Н.А. Демидова усадьба переходит к его двадцатилетнему сыну Николаю, который в 1793 году жертвует деньги на постройку около усадьбы по проекту М.Ф. Казакова «Церкви Вознесения, что на Гороховом поле». В 1799 году Н.Н. Демидов приглашает архитектора Жилярди для осмотра строений и возможного их ремонта. Однако содержание регулярного сада требует огромных расходов, да и мода на такие сады уже прошла. Поэтому Н.Н. Демидов решает «обратить сей сад в английский» и избавиться от «италианского регулярства». Может быть, именно для создания обширного пейзажного парка он и интересуется в 1800 году продажей соседних земель. Но его сосед, граф А.К. Разумовский, землю не продает, а начинает строить свой дом с садом. В 1801 году Николай Никитич уезжает за границу и, вероятно, это помешало превращению регулярного сада в пейзажный. Планировка сада не меняется, лишь прекращается стрижка деревьев, а посадка новых деревьев и кустарников производится живописными группами.

В начале XIX века театр, а вместе с ним часть дома и сад, сдаются внаем немецкому актеру Штейнебергу. В саду устраиваются публичные гуляния и фейерверки, а во дворце балы. Большое стечение народа отрицательно отразилось на состоянии усадьбы. Н.Н. Демидов, вероятнее всего, больше в «Слободском доме» не живет, а в 1827 году основывает там «Дом трудолюбия».

Период после 1827 году можно назвать упадком усадьбы

В настоящее время в «Слободском доме» (ул. Радио) находится Московский Государственный областной университет, а на месте некогда превосходного сада, бывшего предметом восхищения москвичей XVIII-XIX веков, построены жилые дома и стадион.

 
Чат с менеджером
Туры в Москву Поиск дешевых авиабилетов
Туры в Москву Авиабилеты

Позвонить в офис (495) 363 3512 Telegram