Туризм в России    
 
Европа
Италия
Латвия
Норвегия
Средние века
Финляндия
Швеция
Европейские города
Барселона
Генуя
Копенгаген
Неаполь
Прага
Рига
Стокгольм
Хельсинки
Острова Европы
Искья
Сардиния
Сицилия
Шпицберген

Кносский дворец на Крите

Минойская цивилизация > Кносский дворец на Крите

Кносский дворец на Крите

В 1600—1400 годах до н. э. Кносс был столицей острова Крит. На расстоянии 6 км от северного побережья острова правитель Крита возвел дворец, превосходящий по размерам и богатству все предыдущие резиденции.

В здании насчитывалось несколько сотен помещений. Все вместе они образовывали грандиозный ансамбль, расположенный на склоне горы Юктас. Коридоры дворца со множеством лестниц, связывающих три этажа, поражали воображение путешественников. Вероятно, так родился миф о таинственном и страшном Лабиринте.

Но в планировке дворца существовал определенный порядок. Его центром являлся большой двор, который делил здание на восточную и западную части. Входы имелись со всех четырех сторон. Главный фасад жители Кносса соорудили на западной стороне и облицевали его гипсовыми плитами. Вход представлял собой открытый вестибюль, разделенный колоннадой. От него отходил коридор для процессий со стенами, украшенными фресками, изображавшими шествие девушек и юношей, несущих дары. Отсюда также имелся выход во внутренний двор.

В нижней части дворца находились огромные кладовые, состоящие из 22 узких и длинных залов. Их заполняли огромными глиняными бочками, пифосами, которые были украшены рельефными орнаментами. В них хранили оливковое масло, вино и другие припасы. Обширные прямоугольные ямы в полу кладовых служили для хранения зерна и облицовывались камнем. Кроме того, здесь размещались мастерские, хранилища оружия и драгоценностей.

Помещения не имели естественного освещения, поэтому жители Кносса проводили здесь ритуальные обряды, используя светильники. Неподалеку от этого места было сделано специальное помещение для хранения предметов религиозного культа. В юго-восточном крыле дворца находились жилые помещения, занимающие четыре этажа. Одна из этих комнат называлась залом двойного топора, так как здесь на стенах преобладало изображение лабриса. Так назывался топор с двумя лезвиями, ставший одной из самых распространенных священных эмблем критской религии. Несколько жилых помещений располагались в полуподвале нижнего этажа. Это было сделано с той целью, чтобы они меньше пострадали во время землетрясений, способных разрушить любое здание.

За свою двухтысячелетнюю историю критянам пришлось пережить много природных катастроф, поэтому они убедились, что подобное расположение жилых комнат является единственным спасением во время землетрясений или извержений вулканов. К северо-западу от Кносского дворца критяне возвели Малый дворец, имевший культовое назначение. Во всех дворцах стены расписывались фресками, краски которых сохранили яркость в течение тысячелетий.

Четвертый из дворцов, Като Закрое, занимал огромную площадь, сильно напоминая планировкой Кносский. К сожалению, он погиб в результате сейсмической катастрофы. Позже в нем нашли таблички с линейным письмом и прекрасные вазы.

Название лабиринта царя Миноса

Название знаменитого Лабиринта царя Миноса связано со словом лабру, а оно заимствовано из языка лидийцев, жителей северо-запада Малой Азии. Лабру — так называлась двойная секира, изображение которой распространено как на Крите, так и в Малой Азии. В другом малоазийском языке — ликийском — имеется родственное слово лабра (первоначально лавра), которое значит 'каменная плита’. Слово это, вероятно, восходит к еще более древнему малоазийскому языку, лувийскому, где глагол лавар означает ’ломать’.

Целый ряд особенностей религии Крита, по словам крупнейшего русского историка культуры Р. Виппера, «напоминает известный из позднейших времен малоазиатский культ Великой Богини и ее возлюбленного, к которому, в свою очередь, недавно найдены интересные прецеденты в памятниках хеттов, живших во II тысячелетии до н э. в Малой Азии; следовательно, критский культ тяготеет также к Ближнему Востоку».

Факты, говорившие о сходстве культуры Крита и Малой Азии, известны давно. Палмер, Хойбек и Хаксли пытались свести их в систему и доказать, что языки хетто-лувийцев, живших в Малой Азии, — это ключ к минойскому языку. Свои доводы они аргументировали, в частности, ссылками на исследования археолога Джеймса Мелаарта. Мелаарт продолжил сравнение памятников архитектуры и керамики Малой Азии и Крита, доказывая их родство. Взгляды Мелаарта развивает в своих книгах Палмер.

Получается, что минойские дворцы «новой эры» (начавшейся около 1700 г. до н. э.) в Кноссе, Фесте и Маллии, сходны с более древним дворцом в Бейджесултане. Очень сходны также критские и малоазийские гробницы.

По мысли Мелаарта, племена хеттов и лувийцев первоначально жили на Балканах, в районе современной Болгарии, Македонии, Сербии. Примерно 45 веков тому назад они двинулись на юг, разделившись на две волны. (Такое движение могло начаться, например, под давлением других племен или по иным причинам.)

Первая волна покатилась на юго-восток, в Малую Азию. Вторая волна двинулась на юго-запад — на территорию современной Греции и затем на Крит. В Малой Азии хетто-лувийцы основали Хеттское царство и государства Палу и Лувию. Они же создали дворец в Бейджесултане. В Греции и на Крите хетто-лувийцы также основали мощные государства и создали архитектурные шедевры.

Палмер, развивая взгляды Мелаарта, утверждает, что тексты линейного А на Крите написаны на лувийском языке, ибо именно лувийцы населяли всю Грецию с примыкающими островами Эгейского моря в эпоху, которой датируются таблички со знаками линейного письма А.