Туризм в России    
 
Европа
Италия
Латвия
Норвегия
Средние века
Финляндия
Швеция
Европейские города
Барселона
Генуя
Копенгаген
Неаполь
Прага
Рига
Стокгольм
Хельсинки
Острова Европы
Искья
Сардиния
Сицилия
Шпицберген

Минойский язык

История Древнего Рима > Крит > Минойский язык

Минойский язык

Изучая минойское линейное письмо А, ученые столкнулись с ситуацией, в которой находится ныне изучение этрусских текстов: читать мы их можем, а понимать— нет, ибо язык неизвестен. В расшифровке слов этрусского языка всякие попытки привлечь на помощь другие языки не увенчались успехом.

Вот еще некоторые сопоставления Гордона: минойское кадумане и финикийское Кадм, минане и Минос; дакусене и хурритское Даккушени; сукиритесейя и хурритское Шукритешуйя и др. Как видим, сам Гордон находит в табличках имена не только семитского происхождения. Пока что они и в дешифровке минойского языка. И все же значение некоторых минойских слов исследователям удалось установить — удалось благодаря комбинаторному анализу, анализу структуры текстов.

По своему характеру большинство минойских текстов, т. е. текстов линейного А, сходно с расшифрованными и переведенными текстами линейного Б — они являются хозяйственными документами, списками, отчетами и т. п. В текстах линейного А многие слова сопровождаются изобразительными знаками — указателями, детерминативами (как и в линейном Б). Это позволяет судить о смысле слова, рядом с которым стоит детерминатив. Если, например, какое-либо минойское слово сопровождается детерминативом «сосуд», это означает, что оно передает название какой-либо жидкости или сыпучего или растопленного вещества и т. д. Облегчают понимание текста и знаки цифр. И все же нетрудно догадаться, что при изучении текстов, написанных на языке, который для нас «звук пустой», легко впасть в заблуждение, ошибиться в истолковании смысла слов и вообще пойти по неправильному пути.

А поэтому необходимо время от времени пересматривать коренным образом даже самые, казалось бы, достоверные и обоснованные истолкования минойских слов — ведь они тоже могут оказаться плодом заблуждения. Такие «ревизии» позволяют избавляться от ошибок; те же слова, которые выдерживают очередную «ревизию», видимо, определены правильно. И, опираясь на них, можно делать новые попытки истолкования других минойских слов, в свою очередь подвергая их последующей проверке и контролю.

Мы можем указать еще на одно, возможно мнимое, соответствие. Перуцци в своей книге «Минойские надписи» сравнивает слова ятаноатанотанано- с хеттским словом истанана, значащим ‘алтарь’. Если я- и а- в минойских словах входят в корень слова, то сравнение оказывается невозможным (иное дело, если эти я- и а приставки)

Что же касается минойского танано-, то его можно сравнить с хеттским словом: возможно, хеттское ыстана- на читалось станана1, а начальная группа ст- в линейном письме писалась т-. Но даже если эти слова родственны, это не значит, что родственны языки: речь может идти о культурном влиянии, т. е. о заимствованиях.

А ведь именно это слово сравнивалось с хеттским исхассарас 'госпожа’, причем минойские формы асасараме и ясасараме сравнивались с хеттским исхассарас-ми 'моя госпожа’. Видимо, слова асасараме, ясасараме к хеттскому исхассарас никакого отношения не имеют.

В милийской стеле есть упоминание о боге Сарпедоне. По-ликийски его имя звучит Зрппеду, где через у передается особый носовой звук, похожий на н, образующий слог (ср. нем. bilden, произносимое как bildn в разговорной речи).

С Сарпедоном мы встречаемся не только в Малой Азии, но и на Крите. Брат легендарного владыки Лабиринта царя Миноса также носил имя Сарпедон2. Древние же легенды утверждают, что Сарпедон правил ликийцами, жившими на острове Крит. Лингвисты отметили также совпадение ликийского и минойского имени Вадунами (в ликийском — Бадуними с особым начальным звуком, средним между в и б).

Поиск свободных отелей на Крите