Туризм в России    
 
Европа
Италия
Латвия
Норвегия
Средние века
Финляндия
Швеция
Европейские города
Барселона
Генуя
Копенгаген
Неаполь
Прага
Рига
Стокгольм
Хельсинки
Острова Европы
Искья
Сардиния
Сицилия
Шпицберген

Общество майя

Древние майя > Общество майя

Общество майя

Простые земледельцы у майя имели только одно имя, причем сын всегда наследовал имя отца, а дочь — имя матери. Что же касается высшей касты, то ее представители получали при рождении два имени: и отца, и матери.

К закату майяской цивилизации на Юкатане проживало около двух с половиной сотен родовитых семей, в которых браки преимущественно заключались в рамках небольшого семейного круга. Если же случалось, что брак совершался между людьми из разных семей, то это считалось большим позором.

Распределение всех верховных должностей происходило только среди альмехенов, и человеку «снизу» пробиться «наверх» было почти невозможно. Правда, здесь стоит отметить, что в Ушмале были и такие общины, ни главе которых стояли представители низкого сословия, называемые батабами, что в переводе означает «владельцы топора". Данная должность подразумевала выполнение целого ряда обязанностей, главными из которых были: сбор натуральных податей (в основном в виде какао и бобов), набор молодых воинов-пехотинцев и их обучение.

На Юкатане майяская знать и батабы жили в каменных зданиях, а бедняки, как и раньше, населяли окраины. При этом следует сказать, что в отличие от рабов крестьяне и ремесленники считались свободными людьми.

Известно, что власть над полуостровом никому не давала покоя: за нее боролись правители таких городов, как Ушмаль, Мотуль, Техота и Чичен-Ица. В результате этих кровопролитий постоянно гибли люди, исчезали с лица земли целые города. Так, например, пал Ушмаль, жителям которого пришлось искать новое пристанище. Но подобная участь ожидала только некоторых — обитатели Дворца правителей прекрасно адаптировались к новым условиям и в конце концов даже стали «благородными идальго».

Рынок

В настоящее время в городище обнаружен и местный рынок («меркадо»), где можно было приобрести косметические средства (душистые смолы, травы и т. п.), кремни, драгоценные металлы, перья редких птиц, продукты (бобовые, кукурузу, черепашьи яйца, мед, дичь, пряности и т. д.) и даже рабов.

Покупки в основном осуществлялись на деньги, которыми для майя служили бобы какао, доставляемые торговцами из Никарагуа. Так, например, хороший раб стоил до 100 бобов.

Нужно заметить, что и в те времена существовали люди, подделывавшие деньги. Аккуратно достав орех из скорлупы, «фальшивомонетчики» забивали ее небольшими комочками глины. Подобный промысел сурово наказывался, а потому далеко не каждый решался на обман.

Правовая система

Суд над преступниками (не только мошенниками, но и над убийцами, грабителями и неверными супругами) осуществлялся рядом с рынком. На южной его стороне до сих пор сохранилось небольшое сооружение с крытой колоннадой, к которой примыкает небольшой дворик, носивший название атриум. Это и было место, где заслушивались обвинения, оправдания и приговоры... При этом судья — хольпоп — восседал на каменной скамье в центре атриума.

У майя не было понятия «преступление против общества». Потерпевшим, как и преступником, всегда было какое-то конкретное лицо. По вынесении приговора преступника передавали либо в руки пострадавшего, либо его родственникам (если имело место быть убийство), которые решали его участь. В большинстве случаев приговор был зеркальным отражением преступления, то есть вор был обязан вернуть похищенное. Если же это по каким-то причинам было невозможно, то он выплачивал стоимость украденного зернами какао.

В случае убийства совершивший злодеяние умирал от руки родственника жертвы. При этом неосторожность в расчет не бралась и от ответственности не избавляла. Убийцу всегда ожидала смерть.

Несколько иначе дело обстояло с таким преступлениями как прелюбодеяние. Если любовники были застигнуты на месте преступления, то вина за содеянное возлагалась не на женщину, а на ее соблазнителя. При этом муж-рогоносец имел полное право покарать соперника, убив его большим камнем.

Иногда получалось так, что соблазнителем являлся слуги, склонивший к сожительству жену своего хозяина. В этом случае обманутый получал право вспороть живот преступившему закон и поправшему его честь, после чего вырвать его внутренности.