Туризм в России    
 
Европа
Италия
Латвия
Норвегия
Средние века
Финляндия
Швеция
Европейские города
Барселона
Генуя
Копенгаген
Неаполь
Прага
Рига
Стокгольм
Хельсинки
Острова Европы
Искья
Сардиния
Сицилия
Шпицберген

Кровавые боги

История Древнего мира > Кровавые боги

Кровавые боги

Редкий космологический миф обходится без крови. Кровь упоминается не всегда, но она все равно участвует в творении вместе с телом бога. В вавилонском мифологическом тексте "Энума элиш" богиня старшего поколения Тиамат, восставшая против младших богов, раскалывается, "как раковина", надвое для создания верхнего и нижнего миров. Для сотворения человека Мардук по совету Эа решает принести в жертву бога Кингу, который, обернувшись демоном, предводителем войска чудовищ, "развязал войну, подбил Тиамат на бунт и вступил в бой". Ему перерезают жилы, и из его крови Эа создает человеческий род. Иными словами, людьми движет кровь демона. В предании III в. до н.э. этот пессимизм несколько смягчен. Бел (Мардук) примешивает к крови Кингу землю, сотворенную из тела богини Тиамат. Тем самым человек наделяется божественной природой, но демоническая у него остается - и именно благодаря крови.

Когда древнегреческий титан Кронос оскопил своего отца Урана, орошающая Гею (Землю) кровь породила трех богинь мести Эриний, гигантов и лесных нимф, а кровавые капли (или семя), упавшие в море, смешались с пеной и дали жизнь Афродите. Таким образом, кровь у греков ассоциируется с существами мстительными и страстными. Олимпиодор в комментариях к платоновскому "Федону" передает верование, согласно которому первые люди возникли из пепла титанов и крови Диониса.

В скандинавской мифологии потоки крови великана Имира образуют Мировой океан, в котором тонут инистые великаны. Кровь несет не только жизнь, но и смерть: мир, основанный на крови, обречен на конечную гибель - ее ждут и страшатся боги и люди.

В мифах коми бог Ен творит хорошую, праведную часть мира, а также небо, где он поселяется со своими голубями. Его брат и антагонист Омоль (Куль) из своей крови создает животных и женщину, которая становится его женой. В мифологии гуронов (Северная Америка) действуют два брата - близнеца Иоскеха и Тавискарон. Иоскеха создает вещи, полезные человеку, - долины, прямые реки, леса и дичь. Тавискарон старается затруднить жизнь людей, создавая ураганы, различных чудовищ, искривляя русла рек, а также пытаясь украсть солнце. Между братьями завязывается сражение, побежденный Тавискарон бежит, а его капли крови, падая на землю, превращаются в кремни. Японский бог огня Кагуцути становится причиной смерти богини Идзанами. Она умирает от ожогов во время родов, но при этом убивает Кагуцути, и из его крови возникают другие божества с именами типа "рассекающий горы", "спрятанный в горах". Они олицетворяют вулканические явления. Слышны слабые отголоски вавилонского мифа. А вариацию греческого мы найдем у ацтеков: верховный бог Кецалькоатль случайно окропляет своей кровью похищенные из преисподней кости (в другой версии кровь изливается из его фаллоса), и так появляются первые люди. В Библии ничего не сказано об участии крови в творении мира. Правда, апостол Павел в своей речи к афинянам, не равнодушным к вопросам крови, говорит, что Бог "от одной крови произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли" (Деян. 17: 26) , но он имеет в виду происхождение от общего предка: "одна кровь" принадлежала Адаму. Кровь в данном случае символизирует семя.

В исламе кровь снова занимает свое место в творении. В этиологических мифах американских индейцев из "сгустка крови" изготовляются герои, убивающие чудовищ, хищников и злых людей. Кровь наделена творческими способностями и вне пределов космогонии. Падающая на землю кровь асура (демона) Рактевиры создает новых демонов. Богиня Кали вынуждена подставлять чашу под отрубленную голову своего врага и собирать в нее его кровь.

Кровь, капающая из отсеченной Персеем головы Медузы, упав на землю, превращается в змей, но из той же крови, пропитавшей землю или смешанной с песком, рождается Пегас (в поздней версии эта кровь - менструальная). Бог-врачеватель Асклепий употребляет кровь Медузы для оживления людей, а Афина - для их умерщвления и разжигания войн. Для разрешения этой антиномии Аполлодор условно поделил вредоносную голову на две половины: левая убивает людей, правая воскрешает мертвых.

В Далмации верят, что из крови братоубийцы Каина произошли волки, псы и змеи, а также ведьмы, вилы и другие демоны. И з крови змеи, чью голову отрубил Мастамхо, герой мифов племени мохаве (Калифорния), возникли пресмыкающиеся и злые насекомые. В мифе бороро (Боливия, Бразилия) кровь, вытекшая из убитой змеи боа, оплодотворила женщину, и та родила "сына крови" в обличье змея.

В мифах южноамериканских индейцев кровь отрубленной, но живой головы (один из опаснейших монстров) или кровь девушки, убитой своей матерью, порождает радугу. Не могу не помянуть в связи с этим восточнославянское поверье о радуге, выпивающей (буквально как вампир) кровь приблизившегося к ней человека. В мифе арауканов (Чили, Аргентина) кровь, струящаяся из отрезанной головы отца, который противился замужеству дочерей и предпочел убить их, воскрешает невест героев. Роль крови в сотворении мира объясняет феномен человеческих жертвоприношений, известных практически всем народам древности: индусам (вплоть до культа богини Кали), китайцам (до XVII в .), японцам (до эпохи раннего Средневековья), грекам (Ифигения, обреченная на смерть своим отцом Агамемноном; Поликсена, принесенная в жертву на могиле Ахиллеса его сыном Неоптолемом; жертвоприношения перед битвами при Саламине и при Левктрах), римлянам (до 97 г. до н.э.; не считая гладиаторских боев, имевших ритуальный характер и представлявших собой своего рода подношение богу войны), кельтам (человек из Линдоу; свидетельства римских авторов), германцам (Сага об Инглингах; сведения Адама Бременского), славянам (принесение человеческих жертв князем Владимиром в 978 г.; за метки Ахмада ибн Фадлана) и др. Кровавая жертва, по толкованию М. Элиаде, повторяла предвечный божественный акт и обеспечивала обновление мира, возрождение жизни и сплоченность общества. . Согласно отцу Александру Меню, кровь жертвы, почитавшейся в первобытном мире воплощением божества, соединяла участников обряда под "знаком сопричастия Высшему".

Эти трактовки, выражающие снисходительное отношение к участникам кровавых обрядов, не учитывают еще один смысл жертвоприношений. Кровь в них служила не только воспоминанием об акте творения, не только знаком единения кого-то с кем-то - она реально подпитывала божества, которым приносились жертвы. Кровь придавала нуждающемуся в ней богу жизненную силу, энергию, молодость, а здоровье бога в свою очередь гарантировало миру обновление и процветание.

Среди адресатов жертвоприношений кровопийцы занимали не последнее место. Гимн, который, согласно египетской Книге мертвых, усопший адресует Осирису и его судилищу.

В разделе "Текстов пирамид", описывающем апофеоз царя и его продвижение к высшему могуществу, выведено некое божество, дерзко лишающее остальных богов их волшебной власти. Среди прочего оно "ест красную кровь".

В тибетской Книге мертвых упомянуты "гневные божества", они же - "58 пьющих кровь божеств". Бхага-ван Вайра-Херук, появляющийся на девятый день после смерти человека, держит в руке человеческий череп, а его мать Вайра-Кротишаурима подносит ко рту сына раковину, наполненную кровью. Темно-зеленая Гхасмари выпивает из черепа кровь, предварительно размешивая ее с помощью дорье (священный предмет). Умерший должен использовать соответствующие молитвы, чтобы выразить свою признательность этим богам. По некоторым данным, буддийский бог смерти Яма, распорядитель ада, определявший судьбу умерших, поддерживал свое существование питием крови людей. Полубожества якшини (женский род якши) испытывали тягу к детской крови. Ритуал буддийского тантризма призывает "отдать свою плоть тем, кто голоден, свою кровь тем, кто жаждет". Сиддх, решившийся на медитацию чод ("расчленение"), обрекает свое тело на растерзание: "Энергия медитации вызывает богиню с обнаженной саблей, которая прыгает жертве на голову, отрубает ее и расчленяет тело; после чего демоны и дикие звери, набросившись на свежий труп, пожирают его и пьют человеческую кровь".

То действие, которое выпитая кровь оказывает на обитателей потустороннего мира, демонстрирует опыт Одиссея в Аиде. По совету Цирцеи он идет проконсультироваться с Тиресием, провидцем из Фив. Пребывая среди теней, Тиресий тем не менее не лишен дара памяти и провидения, но ему нужна жертвенная кровь, чтобы реализовать свой дар. Одиссей выливает в яму кровь овец ,Наконец появляется Тиресий и, отведав крови, изрекает свое пророчество. Лишь после этого к яме подпускают изнывающих от жажды призраков. Напившаяся мать видит сына и рассказывает ему о событиях, происшедших на родной Итаке. Одиссей пытается обнять ее, но ловит руками воздух.

Жуткой "кормежке" мертвецов впоследствии было дано символическое толкование, как и феномену жертвоприношений в целом. Зачем приписывать мифическому сознанию "интуицию всемогущества неодушевленного", если кровь в нем отнюдь не лишена души?

Мень также видит в жертвенной крови, даруемой Одиссеем духам, необходимое им "опытное знание". Но для чего это знание понадобилось тени Ахиллеса (Пелида), призываемой его сыном Неоптолемом? Никаких указаний от Пелида не ждут, греки уже получили их и теперь хотят умилостивить призрак кровью Поликсены, чтобы благополучно вернуться домой. Смысл этого действа очевиден: услуга за услугу, душу за душу, жизнь за жизнь.

По свидетельству Титмара Мерзебургского (XI в.), прибалтийские славяне "смягчали гнев богов" кровью людей и животных. Напитавшийся кровью бог приходил в благодушное настроение, как человек после сытного обеда. Гельмольд из Босау в "Славянской хронике" (XI I в.) утверждал, что кровь христиан "доставляет особенное наслаждение" языческим богам, а боги эти, как и у греков, "легче вызываются посредством крови".

Согласно верованиям якутов, шаман, проходящий испытание в преисподней, становится добычей своих предков, которые вспарывают ему живот, пьют его кровь и едят мясо. Лишь те из духов, до которых долетели капли крови и кусочки мяса будущего шамана, в состоянии помочь ему в дальнейшем (в полном согласии с практикой сиддхов и мифом об Одиссее).

Ацтеки и майя во время войны обращались с молитвой к одному из главных богов Тецкатлипоке: "Властитель битв, всем известно, что замышляется, предписывается и устраивается большая война. Бог войны открывает уста, жаждущие поглотить кровь многих, которые долж­ны пасть в этой войне". В результате захваченные в битве враги подвергались ритуальным пыткам, завершавшимся их смертью. Бог солнца Тонатиу для поддержания сил и сохранения молодости должен был ежедневно получать кровь жертв, иначе во время путешествия ночью по подземному миру он мог умереть. Индейцы Вирджинии убивали детей для того, чтобы оки (дух) высосал из их левой груди кровь.Одно из жертвоприношений в Мексике, подробно описанное Дж. Фрэзером, завершалось тем, что жрецы отрезали голову жертве (девочке), собирали хлещущую из горла кровь в лохань и обрызгивали ею деревянную статую богини маиса. Но поскольку девочка служила одновременно представительницей богини, перед смертью ей оказывали надлежащие почести, а ее кровью, выпитой богиней и соединившейся с ее кровью, кропили злаки и плоды, чтобы ускорить их рост.