На главную страницу сайта
(495) 363 35 12

 
Новый Год Рождество Ноябрьские Карелия Туры по России Великий Устюг Подмосковье
Deutsche VersionEnglish VersionБългарска версияWersja Polska

Понедельник, 22 Октябрь 2018
Города
Великий Устюг
Вологда
Тотьма
Ферапонтово
Череповец
Монастыри
Кирилло-Белозерский
Спасо Каменный
Спасо-Прилуцкий
Ферапонтов
Села
Заднее
Сизьма
Устье
Туры в Вологду  и Вологодскую область
Туры в Вологду
Ферапонтово

Туризм в России > Вологодская область > Ферапонтово

Ферапонтово

Село Ферапонтово, расположенное в двадцати верстах от Кириллова, знаменито своим ныне недействующим ферапонтовым белозерским монастырем, в которым на данный момент функционирует музей. В начале этого века Ферапонтов монастырь был включен в список ЮНЕСКО. Однако не сами древние стены монастыря привлекают тысячи туристов в этот заповедный уголок. На весь мир знамениты уникальные росписи Дионисия — фрески внутри храма, большая часть которых на данный момент восстановлена.

"Одна из вершин искусства Древней Руси — росписи Ферапонтова монастыря, выполненные художником Дионисием и его двумя сыновьями Владимиром и Феодосием. Здесь все возвышенно, благородно, излучает спокойствие и уверенность, все выражает гармонию, мудрость, духовное и физическое совершенство, доброту."

Ферапонтов монастырь был основан в 1398 году монахом московского Симонова монастыря Ферапонтом. Преподобный Ферапонт, в миру Федор, родился в Волоколамске в семье дворян Поскочиных. С юного возраста мечтая о монашеской жизни, он тайно ушел из дома и принял постриг в Симоновом монастыре. Настоятель часто давал ему разные поручения. Однажды он послал Ферапонта в дальнюю белозерскую сторону. Суровый и задумчивый русский Север пленил молодого монаха. Жажда пустынного уединения в тишине северных лесов охватила его. Вернувшись в Симонов монастырь, он поделился своими мыслями с Преподобным Кириллом, будущим Кириллом Белозерским. Незадолго до этого старцу Кириллу было видение. Во время молитвы он услышал голос Богородицы: «Кирилле, изыди отсюду и иди на Белоозеро, тамо бо уготовах ти место, в нем же возможеши спастися». И, когда вернулся из путешествия Ферапонт, Кирилл обратился к нему с расспросами о виденном на Севере. «Есть ли на Белом озере место, где бы можно безмолвствовать иноку?» - спросил Кирилл. «Там их много», - ответил Ферапонт. Получив благословение настоятеля на новые духовные подвиги, в 1397 году Кирилл и Ферапонт отправились на Север.

Придя на Север, с горы Мауры Кирилл узнал место, указанное ему в видении, и поведал о нем Ферапонту. Избрав место на берегу озера Сиверского, Кирилл и Ферапонт водрузили здесь крест и выкопали себе землянки. Так был основан Кирилло-Белозерский монастырь. Прожив некоторое время вместе с Кириллом, Ферапонт по его благословению отправился на поиски уединения и поселился на невысоком холме между Бородавским и Паским озерами, в месте «пространном и гладком». Было это в 1398 году. Когда Ферапонт поселялся здесь, то не имел намерения создавать монастырь: он искал уединения для полного безмолвия и первые годы жил один в построенной им деревянной келье. Однажды пришли лихие люди и, угрожая смертью, потребовали отдать богатство, или покинуть это место, но Преподобный не устрашился и разбойники устыдились искать у монаха сокровищ. Вскоре к отшельнику стали приходить люди, прося разрешения разделить его труды. Образовалась немногочисленная братия – около десяти иноков. Преподобный не согласился стать их игуменом. Житие повествует, что он назвал себя «самым черным и самым грешным». Во главе обители стал другой человек, но его имя осталось неизвестным. Сам же основатель выполнял наиболее тяжелые работы: на всю братию колол дрова и носил воду. Он начинал так, как начинал его учитель, Преподобный Сергий Радонежский.

В 1408 году построили в монастыре первую деревянную церковь, освятив ее в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Но вскоре Преподобному Ферапонту пришлось покинуть Белозерье. Десять лет провел он здесь в надежде окончить свои земные труды в этой тихой обители. Однако судьба уготовила ему иное. Монастырь посетил наместник можайского князя. Беседа со святым старцем произвела на боярина глубокое впечатление, о чем он и поведал своему господину.

В те времена эти земли находились в уделе сына Дмитрия Донского, князя Андрея. Будучи набожным, Андрей Дмитриевич был рад основанию двух новых монастырей учениками великого Сергия, знаменитого своими духовными подвигами. Он возгорел желанием иметь возле себя такой же монастырь и призвал для устройства оного Преподобного Ферапонта.

Ферапонт не знал, зачем его вызывали в Можайск, от путешествия уклонялся, считая, что ему неуместно выходить «в мир на смех людям», но по настоянию князя отправился в путь. Князь встретил старца с большими почестями и обратился к нему с просьбой – основать новый монастырь. Преподобный долго отказывался, но по молитвенном размышлении смирился, глубоко тоскуя, однако, по своей белозерской обители. Семидесятилетним старцем он в третий раз начинал все сызнова. Так в 1408 году был основан Лужецкий Можайский монастырь, в котором основатель прожил еще немало лет. 27 мая 1426 года, на 90-м году от рождения, он почил о Господе, годом прежде своего друга, Преподобного Кирилла Белозерского. Погребен Преподобный Ферапонт у стены построенной им церкви, которую, как и в Белозерье, он посвятил празднику Рождества Пресвятой Богородицы.

И, хотя Преподобный Ферапонт последний период своей жизни провел в можайских землях, в сонме святых он известен именно как Белозерский чудотворец, его имя навсегда связано с любимой им обителью на Севере – и не только с ней: бывшая подмонастырская слобода стала селом Ферапонтовым; часть Бородаевского озера, прилегающая к монастырю, тоже называется Ферапонтовским или Монастырским озером; одна из надвратных церквей освящена во имя Преподобного Ферапонта. Богомольцы, направлявшиеся в монастырь, проходили Святыми Вратами под сводами церкви Преподобного Ферапонта. С благоговением ступали на эту землю и крестьяне, и знатные бояре, и цари.

Как сам Преподобный Ферапонт держался в тени от славы, избегал старейшинства, так и обитель его по сравнению с великим соседом и собратом – Кирилло-Белозерским монастырем оставалась как бы в стороне, но это не делало ее менее значительной в духовной жизни Севера.

Вот уже 600 лет обитель собирает почитателей памяти своего основателя и его знаменитых последователей. Мы видим следы деятельности древних строителей и иконописцев, и, хотя то, что сохранилось до наших дней – храмы и палаты, - строилось позже, хотя эта красота была создана уже после смерти основателя, освящал все это свет духовности, зажженный им – Преподобным Ферапонтом.

После ухода Преподобного Ферапонта в Можайск оставленная им обитель получила обещанную помощь от князя Андрея Дмитриевича, но не было достаточно опытного в духовных делах пастыря. Игумены менялись, оставаясь безвестными, пока не пришел в монастырь по приглашению братии ученик Преподобного Кирилла Белозерского - Преподобный Мартиниан. С тех пор его имя вписалось в историю рядом с именем основателя. В древнее время монастырь называли также Мартемьяновой обителью.

Мартиниан был уроженцем вологодской земли, из крестьян Сямской волости, что на западном берегу Кубенского озера. Сяма находится на середине пути от Вологды до Кириллова. Примерно в год основания Ферапонтова монастыря в одной из сямских деревень – Березняки – в семье Стомонаховых родился будущий его устроитель. «И нарекоша имя ему в святом крещении Михаил», - рассказывается в его житии, составленном в середине XVI века ферапонтовским иноком Матфеем.

Отрока Михаила привели в монастырь к Кириллу Белозерскому для обучения грамоте, он же, увидев старца, пал ему в ноги, прося: «Возьми меня, господине, к себе». Преподобный Кирилл с радостью принял отрока, провидя его будущее, и отдал «учити грамотные хитрости» опытному учителю Олеше Павлову, монастырскому дьяку. Отрок Михаил был особо любим Кириллом, жил в его келье и был свидетелем многих чудных деяний и отеческих поучений старца.

Даровитые отрок удивил всех своими успехами, легко преодолев трудный период обучения грамоте. В юношеском возрасте Михаил был пострижен в иноческий чин с именем Мартиниан. После кончины Кирилла Белозерского, последовавшей в 1427 году, Мартиниан отправился безмолвствовать за 100 верст от монастыря, на озеро Воже, где и уединился на безлюдном острове.

Но недолго пришлось преподобному быть в уединении: услышав о его праведной жизни, к нему стали стекаться сподвижники. И вскоре на пустынном некогда острове возник Спасо-Преображенский монастырь, в трудах по устройству которого Мартиниан провел около десяти лет.

Однажды Преподобный Мартиниан отправился помолиться в Ферапонтову обитель, братия которой встретила его с великой честью, а затем уговорила принять игуменство (1435-1447 годы).

Последовавшие события кровавой войны за великокняжеский престол в середине XV века отразились и на судьбе Преподобного Мартиниана. Произошло неслыханное злодеяние: великого князя Василия II сверг его двоюродный брат Дмитрий Шемяка, ослепил и сослал в Углич вместе с великой княгиней и детьми. «Сам же, шед, седе на Москве на столе его самовольно». Шемяка вскоре посетил князя Василия, дал ему в удел Вологду, но связал клятвой не выступать против него.

Из Вологды Василий, прозванный Темным, отправился на богомолье на Белоозеро, посетил он и Ферапонтов монастырь. И, хотя он был в то время опальным удельным князем, в белозерских монастырях его принимали с почетом, как великого князя Московского и всея Руси. Игумен Мартиниан встретил князя Василия с великой честью и благословил идти против Шемяки: «Благонадежна сотвори его утешительными словесы, благословляет его и повелевает идти противу супостата».

Произошло необычное: клятва, данная князем Шемяке и скрепленная крестным целованием в том, что он не поднимется на борьбу за московский престол, была снята Преподобным Мартинианом и игуменом Кирилло-Белозерского монастыря Трифоном. Как когда-то преподобный Сергий Радонежский стоял за собирание Русской земли, так и его последователи приветствовали стремление московских князей к единству державы. Шемяка, не поддержанный Церковью, потерял сторонников и бежал из Москвы в Галич, затем в Новгород, где «смерть бедную прият», будучи отравленным своим поваром.

Когда великий князь Василий вернулся на московский престол в 1447 году, то призвал Мартиниана в Москву, прося его дать согласие на игуменство в Троице-Сергиевом монастыре. Мартиниан, как когда-то Преподобный Ферапонт, против своей воли отправился в московские пределы. «И тамо, у Живоначальныя Троицы, много послужи и многия труды показа». Он был игуменом в обители Преподобного Сергия Радонежского и духовным отцом великого князя.

Восемь лет Преподобный Мартиниан управлял обителью Преподобного Сергия, по истечении которых, в 1455 году, вернулся в Ферапонтову обитель. Тамошняя братия с великой радостью встретила святого и молила его взять на себя попечительство о монастыре и быть его строителем. Преподобный уступил просьбам, сказав, что готов умереть за послушание «и за брата моего и господина, блаженного Ферапонта». И столько потрудился в этом, и такие подвиги показал в преклонные годы, что все дивились его усердию.

Четверть века стоял Преподобный Мартиниан в должности строителя. При нем благоукрасилась обитель, умножилась братия. Устав обители держали по правилам монастырей Кирилла Белозерского и Сергия Радонежского.

В 1465 году при Мартиниане построили новую деревянную церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Возле нее и похоронили преподобного в 1483 году – на 86-м году от рождения, 70 из которых он провел в монашеских подвигах, последние же годы – в схиме.

Через 30 лет мощи Преподобного Мартиниана были обретены нетленными при погребении ученика его – архиепископа Ростовского Иоасафа.

С Ферапонтовым монастырем связаны имена и других подвижников, среди которых - архиепископ Иоасаф, блаженный Галактион, Преподобный Кассиан Грек, митрополит Спиридон-Савва, старец Варлаам Доброписец, епископ Филофей, старец Паисий, митрополит Арсений (Мациевич), священники Арсений и Павел Разумовские, игумения Таисия.

Собор Рождества Пресвятой Богородицы возвели в 1490 году на том месте, которое освятил еще Преподобный Ферапонт для деревянной церкви 1408 года. Строительство на Севере каменных храмов было по тем временам делом необычным. Даже в Кирилловом монастыре, более известном и богатом, только через семь лет смогли построить каменный Успенский собор.

По своему типу храм является традиционным для московской архитектуры: крестово-купольный, четырехстолпный, кубического типа, трехапсидный. Под скатной кровлей укрыты закомары и барабан несохранившейся главки над приделом Святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Собор имел звонницу, остатки которой стали частью северной паперти. Фасады и барабан украшены кирпичным узорочьем.

«Подписал» храм прославленный древнерусский мастер Дионисий с сыновьями. Его авторство подтверждается автографом иконописца на северной стене церкви. Там указывается, что началась роспись 6 августа 7010 (1502 год) и завершена была 8 сентября, к храмовому празднику. «А писцы Дионисий иконник со своими чады».

Фрески покрывают всю внутреннюю поверхность храма общей площадью около 800 квадратных метров, они сохранились вполне. Утрачены лишь некоторые фрагменты из-за растески окон и перестройки иконостаса. Стенопись собора сделал Ферапонтов монастырь всемирно известным. Это единственный в стране памятник, в котором фрески начала XVI века уцелели в авторском исполнении почти в полном объеме.

Дионисий писал в смешанной технике – фрески (по влажному грунту) и темперы. Для изготовления красок он, как гласит предание, использовал разноцветные минералы, находящиеся в окрестностях Ферапонтова монастыря в виде россыпей.

Особое место среди росписей Ферапонтова монастыря занимает «Акафист Богородице» - живописная интерпретация хвалебного песнопения, состоящего из 25 песен. У Дионисия нашли свое отражение все песнопения. Мастер располагает сцены акафиста тремя ярусами росписей по всему периметру собора. Таким образом Дионисий создал одно из самых совершенных воплощений акафиста в живописи.

Церковь Благовещения с трапезной палатой была построена в 1530-1531 годах на царский вклад Василия III в связи с рождением долгожданного наследника престола Иоанна IV через 40 лет после возведения соборного храма. Трехъярусная, столпообразная, с сомкнутым сводом базапсидная трапезная церковь строилась «под колоколы». Первый ярус служил хлебней и каменными погребами, на втором – устроена церковь (с XIX века алтарь), третий ярус был звонницей. С постройкой колокольни колокола переместили на новое место.

Ярус звонов имеет сложно расположенные ходы и камеры, служившие резонаторами звука, - это уникальное явление технической мысли. Там же находится два помещения – тайник и книгохранилище. Во время звона звонарь находился на земле, а веревки тянулись на третий ярус. Колокол прочно крепится к балке, язык был неподвижен, колокол раскачивался вместе с балкой, ударяя о язык. Такой способ звона назывался очепным (от «очеп» - балка), он сохранился доныне, например, в Псково-Печерском монастыре.

В подклете Трапезной палаты находились поварня, сообщавшаяся с подклетом церкви, где была хлебня. От печей поварни через печуры теплым воздухом отапливались трапезная и церковь – традиционная отопительная система средневековья.

К тому же времени (первая треть XVI века) относится возведение Казенной палаты, представляющей собой редкий пример гражданской архитектуры. Верхний ярус ее служил хранилищем казны, архива и книг, имел тайник, нижняя часть была сушилом, и это название перешло позже на всю постройку. На второй этаж ведет внутристенная каменная лестница с небольшими сводиками поверху и сквозными щелями-продухами в стене.

Второй строительный период в монастыре пришелся на середину XVII века, когда были построены церковь-усыпальница преподобного Мартиниана (1640-1641 годы) и Святые врата (1649 год). Колокольня с галереей, которую позже сделали крытой, тоже относится к XVII веку.

Храмовая часть церкви Мартиниана – восьмерик на четверике – перекрыта большим шатром с восьмигранным световым барабаном, увенчанным главой луковичной формы. В XIX веке церковь была увеличена за счет пристройки трапезной вдоль ризницы собора. Снаружи шатер обшит осиновыми досками с зубчатыми краями, имитирующими чешую. Самой древней частью – 1483 год – в церкви является место погребения преподобного Мартиниана. От благолепного убранства уцелела только деревянная, резная с позолотой рака, установленная в 1646 году при царе Алексее Михайловиче, что следует из надписи на ней. В четырех кругах южной ее стороны, окруженных резным орнаментом, помещены выдержки из жития преподобного. В них кратко рассказывается о его погребении, обретении мощей и первых чудесах исцелений, происшедших у гроба. Крышкой раки является икона преподобного, где он изображен в облике седовласого старца в монашеских одеждах с развернутым свитком, на котором написаны начальные слова его духовного завещания братии. Над погребением – плохо сохранившаяся фреска 1502 года. Перед алтарем с северной стороны – еще одно возвышение в форме гробницы. Это погребение архиепископа Ростовского Иоасафа (Оболенского), ученика преподобного Мартиниана, датируемое 1513 годом.

Церковь имеет позднюю, XIX века, роспись на тему житий преподобных Ферапонта и Мартиниана.

Колокольня, построенная в конце XVII века, представляет собой редкий тип русской колокольни. В основании ее – четыре квадратных столба, перекрытые арками. Отсюда идут две обширные лестницы на паперти собора и церкви Благовещения, соединяющиеся между собой на уровне второго этажа колокольни. Здесь же, в толще северной стены, начинается короткая каменная лестница вдоль небольшой шахты, сделанной для гирь часового механизма башенных часов. Часы были с «перечасьем», то есть с курантами. Сохранность их механизма уникальна – он является самим древним на Русском Севере. Датируются часы 1635 годом, на раме стоит клеймо мастера.

Ярус звонов образован из восьми столбов с арками, несущими на себе четырехгранный шатер, из которого на каждую из сторон выходит по лукарне – небольшому окну. Колокольня в Ферапонтовом монастыре хотя и многоярусная, но не возвышается над церквами, а стоит с ними вровень. Несмотря на это, звоны разносятся далеко по окрестностям. Восстановил звонницу и часы в 1990 году мастер Ю.П. Платонов.

Святые врата – это западный фасад монастыря. Они имеют разновеликие арки, над которыми расположены две церкви – преподобного Ферапонта и Богоявления – под общим сводом с двумя шатровыми завершениями. Шатры венчаются небольшими главками. Самыми сохранными постройками монастыря оказались Святые врата, в которых не переделывались даже окна. Как и в давние времена, крестовые своды поддерживаются дубовыми балками, пол составлен из тонких керамических плиток – лещаток. Деревянные навесные жертвенники в алтаре и престолы из маломерного кирпича усиливают впечатление древности интерьера (убранство интерьера алтаря можно было видеть, поскольку иконы в иконостасе отсутствовали). Ныне надвратные церкви обрели вторую жизнь, в них начались богослужения ферапонтовского прихода. Хочется верить, что возродится здесь и монашеская жизнь.

Святые врата неотделимы от древней дороги, по которой приходят в Ферапонтов монастырь люди уже шесть столетий. Врата возвышаются над порогом, разделяющим прошлое и настоящее, временное и вечное.

В сентябре 1990 года Никонов храм предоставлен ферапонтовской православной общине для богослужений. Остальные постройки остались музеем, монастырь взят «под охрану» ЮНЕСКО.

Смотрите также:

 
Туры в Вологду  и Вологодскую область Отдых в санаториях, турбазах и пансионатах Вологодской области Отели Вологды
Туры в Вологду Турбазы Отели

Скидки предоставляются:

  • Пенсионерам и ветеранам
  • Турагентствам
  • Именинникам в День Рождения и следующий день
  • Постоянным клиентам

Не сотрудничаем: База Остров

Rambler's Top100